Перейти к контенту →

ПРО КРЫМ. Взгляд после глубокого погружения. Часть 3

Продолжение истории. Начало здесь: часть 1, часть 2.

***

В 2014-м и даже 2015-м весь Крым был украшен портретами президента, в том числе и самодельными, наивными и трогательными. На развалах для туристов продавались многочисленные магниты, майки с ним же, министром обороны, «вежливыми людьми». Няш-мяш, Крым наш. Люди это все с удовольствием покупали, носили.

Позже, от месяца к месяцу, всего этого стало значительно меньше, а самыми популярными стали футболки с Медведевым и его знаменитым посланием жалующимся крымчанам: «Денег нет! Но вы держитесь!..Всего доброго, хорошего настроения и здоровья».

Это здесь, на Урале, такую фразу растерявшегося премьера восприняли бы всего лишь как искреннее пожелание, неожиданно прорвавшееся сквозь официоз и вранье. Но не там! Там все болезненнее. И когда в поселке Олива очень некрасиво воткнули серый шестиметровый забор под очередную резиденцию, отрицательный эффект для многих перевесил ожидания от строящегося моста, обновления инфраструктуры и прочего хорошего, что сейчас доходит до Крыма. Сейчас туда, во всяком случае формально, каждый год вваливаются суммы, почти совпадающие с ежегодными дотациями Чечне.

Дороги там, кстати, по нашим меркам не самые поганые. Большинство сделали при СССР, последние 30 лет там вообще мало кто куда вкладывался, климат хороший, все худо-бедно держалось. Автобусы с дверями-гармошками с округлыми стеклышками в них. Древние чехословацкие троллейбусы с мягкими диванами и трафаретными надписями по салону. Истлевшее прошлое проглядывало былым величием архитектурной застройки, ныне загаженной самостроем и всепроникающей безвкусной рекламой. Помпезными корпусами санаториев и остатками полузастроенных парков. Недостроенными при Союзе корпусами и развалинами заводов. Все как у нас. Но люди там пассионарнее.

Лично для каждого все складывается по разному. И крымчане, как я писал, ну о-о-чень разные. Как впрочем и везде. Но именно там, где непосредственно вершится история, всё становится особенно чувствительным. Ломаются планы, судьбы, рушатся семьи, бизнес… Меняются правила. У многих (не у большинства!) прорывается разочарование. Ждали большего, а власть всего лишь перекрасилась.

Когда ты хотя бы немного обоснованно покритикуешь правительство, на тебя посмотрят немного другими глазами. Срабатывает система опознавания «свой-чужой»: раз ты критикуешь владу, значит ты категорически против существующего порядка. Полутонов на Украине и ее осколках почти не встречается. Или за рыбу, или за мясо, без вариантов. И некоторые впадают в ступор, услышав от тебя критику не только Кремля, но и Киева, и Брюсселя, и Вашингтона. Не могут люди без подпорок.

Но, пока тебя считают условно «своим», понаслушаешься! От таксистов, случайных попутчиков, новых знакомых, от людей, с которыми несколько часов лезешь в гору… От украинцев, от тех кто теперь живет на две страны, крымских татар…

— Крым отжали!

— А то! – говорю. — Только не надо вырывать это из контекста. Вообще-то сначала в Киеве устроили госпереворот, при нескрываемой поддержке «мирового сообщества», что бы кто ни говорил.

— Но, Янукович же ж сука был!

— Базара нет, — соглашаюсь я. — Но все равно сместили его незаконно, нагло и цинично.

Аргументов казалось бы нет. Но эмоций-то масса. И ярлык на меня прилепить какой не знают.

— Что, — говорю, — вы ноете! Вы же ж рвались в Россию!

— Рвались. Но не так.

— А «так» вас сколько раз прокидывали?

Тут поясню подробнее. Я плотно погружался в этот вопрос. Вообще-то референдумов в Крыму было несколько.

И на самом первом (кажется вообще в СССР!) референдуме, который состоялся в январе 1991 года, стоял вопрос: “Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?” Несмотря на то, что голосование бойкотировали большинство крымских татар, их тогда было гораздо меньше, участвовало в нем 81,3% жителей Крыма и Севастополя. Положительно ответили 93,26%.

Понятно, что судьба этого референдума аналогична судьбе референдума за сохранение СССР, который состоялся в марте 1991 года. Никому наше мнение не было интересно. Но в Крыму на этом не остановились.

Нам тут, в России, уже своих геморроев хватало, а там шла своя жизнь. У них, на Украине, вообще все было мягче – без шоковой терапии, войн, терактов. Поживы хватало всем. Не завод или к трубе присосаться, так хоть землицы тяпнуть. Или этаж пристроить. Газ и электричество стоили дешевле, чем в России. Самая богатая республика убитого Союза, с самым роскошным климатом… Братья… А в 14-м оттуда: «Никогда мы не будем братьями, ни по Родине, ни по матери…»

И сидят сейчас несколько десятков миллионов отмороженных (и по сути русских людей) в потенциале готовых работать на стороне условного геополитического противника. И будут. Хоть тушкой, хоть чучелком. Хоть в окопе, хот у станка, хоть за монитором. Не требуется быть конспирологом, чтобы увидеть наше недалекое будущее. Как сказал когда-то обожавший Крым Антон Павлович про ружье на стене? Но вернемся к волеизъявлениям крымчан.

В мае 1992 года на сессии Крымского парламента был принят акт о государственной самостоятельности Республики Крым, который должен был вступить в силу после подтверждения его общекрымским референдумом. Предлагалось ответить на два вопроса: “Вы за независимый Крым в союзе с другими государствами?” и “Вы подтверждаете акт о государственной самостоятельности Республики Крым?”.

Само собой, Украина признала решения парламента Крыма о провозглашении акта о государственной самостоятельности и проведении референдума как «противоречащие конституции Украины» и приостановила их действие.

И это еще не все. В 1995-м году (после того как накануне решением Верховной рады и президента Украины конституция Республики Крым была отменена, а пост президента упразднен), Верховный совет Крыма принял решение провести общекрымский референдум.

Вопросы были такие: “1. Утверждаете ли вы конституцию Республики Крым, отмененную Верховным советом Украины в одностороннем порядке 17 марта 1995 года? 2. Поддерживаете ли вы закон Украины “Об Автономной Республике Крым” от 17 марта 1995 года?”.

Опять ничего не вышло. Еще, тогда же кажется, Украина наложила мораторий на референдумы о статусе Крыма.

Были и неофициальные референдумы, например в конце 2006 года, когда Ющенко тащил Украину в НАТО, а в Феодосии уже стояли их корабли, против членства Украины в Североатлантическом альянсе высказались 98,7% из почти 900 тысяч человек, принявших участие в голосовании. Кстати, по поводу военного присутствия в Крыму… Если бы не зашла Россия, то сейчас бы там были несколько военных баз НАТО. Это теперь уже не скрывают они сами.

Еще в 2012 году в НАТО составили смету по ремонту ряда зданий в Севастополе и Симферополе, где планировали разместить штабные и разведывательные подразделения. Военные аэродромы и гарнизоны, которые тогда принадлежали Украине, они рассматривали как свои военные объекты и даже выслали инструкции под их переоборудование по стандартам НАТО. Апрель 2014 года значился как время начала военного обустройства в Крыму. В 2017 заканчивался договор на аренду Россией базы в Севастополе. После переворота в Киеве новая власть точно бы его не продлила. Севастопольцы это знают и понимают.

Несколько раз пытались провести республиканский референдум о статусе русского языка. Безуспешно. Но большинство вывесок в украинском Крыму все равно были на русском, как и газеты, и телевидение. Вот только вся документация на украинском, в котором наспех напридумывали массу слов, только чтобы они отличались от русского. Аннотацию на лекарство не прочитаешь, там часто даже английского текста не было. Хмарочес, летак, кишка, росчепирка. Это, если что, всего лишь небоскреб, самолет, кошка и зонтик. А «падалка» (привет, Андрей!) – это вообще-то парашютист!

Они реально уже сами путаются, как правильно на мове. Потому что объясниться в ньюансах на ней невозможно. Это не песня, и не меню.

У меня есть еще один аргумент, когда на меня как на человека «с материка» (то есть с «большой» России) пытаются повешать всех собак.

Я тогда говорю:

— А что Крым. У меня вообще всю страну отжали! Я ж не ною! Живу как-то, выживаю.

Тут, в запале, редко кто догадывается о чем идет речь. Обычно собеседник подвисает в недоумении: «Какую еще страну?»

— В 91-м, — говорю, — жил я в Советском Союзе, скучные планы строил лет на -цать. А теперь не знаю, что завтра ждать. Что взорвется, где войну объявят, на сколько цены взлетят или упадут (падают правда только на жильё), какой налог введут… Не соскучишься. Украли у меня страну. Хоть и была она не самая идеальная, но её просто цинично отжали. А вы тут, как опарыши, эксплуатируете ее развалины.

Этого («опарышей») никто не любит! А у меня много в арсенале такого неприятного для крымчан. Злой я.

— Здесь, — говорю, — налоги пониженные, а по идее это с вас налог надо брать. За климат. Со всех, кто на халяву дышит этим воздухом, живет рядом с морем, фрукты с куста ест. А у нас на Урале, в том же Челябинске, дышать нечем, воду для питья с родников возим, радиация, давление скачет, солнца мало, снег и замерзшая грязь с октября по апрель, дожди…

— На вас, — говорю, — десятилетиями весь Союз работал, бабки-дедки, папки-мамки наши, да и мы немного успели. Недополучали,…но деньги эти шли сюда, вваливались в санатории, дороги, дворцы, парки-пляжи, инфраструктуру… Потому что знали, что это для народа, для детей, внуков. Все общее. Навсегда… А теперь, я даже с местной пропиской, не могу к морю пройти через большую часть этих самых санаториев!

А это на ЮБК действительно больная тема – проход к морю. В 2014-м, сразу после присоединения, на волне ликования, самооборонщики ходили и срезали автогенами ведомственные заборы, но скоро все закончилось. Разве что санаторий «Украина» зачем-то переименовали в «Родину». Теперь в маршрутках реально орут: «Уродины сходят?»

Доступность санаторных (а санатории идут сплошняком!) пляжей — вещь относительная. Куда-то можно пройти за деньги, куда-то только по путевке, куда-то вообще никак, если ты только не из определенного ведомства. Заборы километрами. Если не знаешь куда пускают, можешь потерять много времени.

Есть и другие препоны. Если ты живешь в Крыму, то визу на условный «Запад» тебе не дадут. Те же, кто сохранил украинский паспорт, едут на Украину (в приграничных областях есть специальные учреждения, обслуживающие крымчан, как граждан оккупированных территорий) и получают визу там. Более того, даже свои старые украинские автомобильные номера многие держат в загашнике и, пересекая границу на автомобиле, переснимают их туда-сюда. И таких людей хватает.

И вашим, и нашим. С другой стороны, а кто сегодня «наши»? Те, кто допустил вот это вот все в таких формах и с такими последствиями? Или те, кто это все с различного рода успешностью осуществил?

Как я уже писал, несмотря на то, что активно насаждается конфронтация между населением Украины и России, и она имеет место, все пока еще не настолько плохо, как кажется на первый взгляд.

Через границу идет активный пассажирский трафик, уже и без пеших переходов. Досмотр чаще всего формален. Родственные связи, материальные интересы, да и на отдых с Украины как ехали, так и едут. Хоть и не так как раньше. Они там свое правительство особо не любят. Там такие фрики, что остается только посочувствовать.

Некоторое время назад те, кто вывозил на Украину детей, родившихся после 2014 года (и имеющих только российское свидетельство о рождении) столкнулись с проблемой возвращения. Родителей в Крым запускают, а детей, пока не будет украинского свидетельства, нет.

Материнский капитал явился для крымчан приятной неожиданностью, так как выдавать его стали его всем, независимо от того, когда родился второй ребенок, до присоединения или после. Невзирая на получение ранее украинского аналога.

Те, кто набрал до присоединения кредитов в укробанках тоже радовались, а многие даже переживали, что не успели «поиметь рогулей» на хорошую сумму, но недолго. Кому-то списали через договоренности коллекторов с крымскими фондами защиты, а кому-то нет. Во всяком случае на ридной неньке.

Тревожное наблюдение: в Крыму появились нохчи. Группками по трое-четверо по набережным бродит молодежь, оглядываясь на особо интересных барышен. Пока без гогота. Чем заняты старшие, можно только предполагать. Место благодатнейшее.

Девятого мая 2017-го в Севастополе прямо на деревянном настиле морского вокзала рядом с традиционными рыбаками, котами и катерами, несколько человек танцевали лезгинку. Активная колонка уже через сто метров полностью заглушалась мощным концертом с площади Нахимова. Севастопольцы стояли рядом, улыбались, хлопали в такт, некоторые девчонки входили в круг.

Я переглянулся со стоящими рядом москвичами. Мы поняли друг друга без слов.

Злой на Всех

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Опубликовано в Общество

Комментарии:

Один комментарий

  1. Лёха Лёха

    Про налоги хорошо сказано. Палку воткни – виноград вырастет. И про выходцев кавказских тоже – вот кто хозяевами себя в России чувствует, в отличие от нас, грешных. Спасибо… за это!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Don`t copy text!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: